Как Смерш спас жизни красноармейцев при штурме Берлина

[ A+ ] /[ A- ]

Органы советской военной контрразведки Смерш вскрывали недостатки в подготовке боевых действий в ходе Берлинской наступательной операции Красной армии в 1945 году, это помогло спасти от гибели огромное число солдат и офицеров.

В воскресенье, 19 апреля, исполнилось 77 лет со дня создания Смерша (от “Смерть шпионам”). Как считают некоторые специалисты, это была лучшая спецслужба времен Второй мировой войны. Смерш за время своего существования обеспечил успешное проведение всех наступательных операций Красной армии, переиграв германскую разведку и обезвредив большое число немецких агентов и диверсантов.

Но иной раз говорят: а в чем заключался вклад военной контрразведки, кроме задержания немецких агентов? Следует особо подчеркнуть, что у сотрудников Смерша существовала еще одна очень большая, важнейшая задача — выявлять недостатки в планировании и подготовке боевых операций для того, чтобы в ходе сражений сохранить как можно больше жизней наших солдат и офицеров. В апреле 1945-го все понимали, что война закончится буквально на днях. И в такое время бездумно терять людей в результате недоработок командиров — это было преступно. Поэтому оперативному составу Смерша была поставлена задача не просто вскрывать все огрехи, которые могли бы повлиять на боевые действия войск, но и добиваться их немедленного исправления.

В ходе боев за Берлин одной из задач, поставленных перед органами Смерш, были поиск и задержание главных нацистских преступников. Но первый большой опыт такой работы наши военные контрразведчики получили в 1943 году, когда Красная армия освобождала южные территории Советского Союза, Ростовскую область и Краснодарский край.

Тогда Смерш обеспечил захват практически основного состава зондеркоманды СС 10-А, которая уничтожила большое число советских людей, и которая тогда впервые применила газовые установки, душегубки. По этой зондеркоманде была в свое время получена информация, и наши контрразведчики заранее знали, кого надо задерживать. И самый первый процесс над нацистскими преступниками состоялся летом того же 1943 года в Краснодаре.

Далее, в 1944 году, когда наша армия вступала в Европу, у оперативных групп Смерша, которые шли вперед с войсками, стояли задачи захвата конкретных лиц и документов на иностранных территориях, в том числе в столицах стран, оккупированных нацистами. По периметру Берлина на всех отходящих путях были выставлены заградительные подразделения, в состав которых входили и оперативные работники контрразведки. Перекрыли все возможные пути бегства из столицы Третьего рейха кого бы то ни было. Перед оперативными группами также стояла первая и главная задача по розыску и аресту руководителей немецко-фашистского правительства и всех преступников, подлежащих задержанию, а также розыск и захват всех архивов, прежде всего архивов абвера, гестапо, службы безопасности — СД, партийных и государственных архивов, в том числе архивов научно-технической информации. Ведь в конце войны немцы испытывали ряд перспективных систем вооружений, таких, например, как “Фау-2”.

Поскольку Смершем была накоплена очень серьезная информация о местах расположения государственных, разведывательных, полицейских органов и так далее, в каждой оперативной группе имелось карта с нанесенными на ней объектами, по которым группа должна была тщательно работать. У каждой группы имелись разыскные списки, к ним также прикреплялись опознаватели из числа местных жителей.

Кроме того, было известно, что в Берлине находились и изменники Родины, бывшие наши военнослужащие, которые перешли на сторону врага и служили в Русской освободительной армии Власова, в частях СС, во вспомогательных частях и так далее. Предполагалось, что если эти люди в конце войны оставались в самом сердце Германии, то у них на это были основания. Они все подлежали задержанию.

Исключения делались для советских граждан, которые в годы войны были насильственно угнаны в Германию на работы. Но их тоже необходимо было профильтровать, потому что среди них немцы пытались вербовать агентуру.

Наконец, у Смерша имелась информация, что в Берлине могли находиться представители союзных стран — США, Англии, Франции. Эти люди также подлежали выделению и передаче союзникам. Причем никаких мер, кроме установления личности, к ним не применялось.

Оперативные работники находились и в рядах подразделений Красной армии, бравших конкретные здания в Берлине. Контрразведчики ориентировали бойцов, как и что делать, на что обращать внимание.

Надо подчеркнуть, что опергруппы шли рука об руку с колоннами наступающих войск. Не сзади, не дожидаясь взятия того или иного населенного пункта, а вместе с солдатами и офицерами Красной армии. И сражались, и гибли так же, как и военнослужащие.

Кроме того, вступив на территорию Германии, в задачи опергрупп Смерша входило вскрытие фактов мародерства и насилия над местным населением. Главное, что провозглашалось в приказах Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина — то, что Красная армия пришла в Германию не как завоеватель, а как освободитель, и поэтому надо вести себя соответствующим образом. Вместе с тем были отдельные факты, подтверждающие существование такого понятия, как “эксцесс исполнителя”, но лиц, виновных в этих преступлениях, строжайше наказывали вплоть до расстрела перед строем. Никакого попустительства никому не давали.

Как вспоминал в своих мемуарах наш легендарный военный контрразведчик Леонид Георгиевич Иванов, бывший тогда офицером Смерша 5-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, среди опергрупп даже развернулось своего рода соревнование по розыску и поимке нацистских бонз.

Первая информация о том, что Гитлер оставался в своем бункере до 28 апреля, поступила к контрразведчикам в ходе боев за Рейхстаг. 2 мая наши войска заняли рейхсканцелярию и в тот же день вечером сотрудники Смерша обнаружили недалеко от бункера и рядом с ним трупы членов семьи рейхсминистра пропаганды Геббельса.

Далее, рано утром 3 мая начальник Управления контрразведки Смерш 1-го Белорусского фронта Александр Вадис доложил наркому внутренних дел Лаврентию Берии о результатах розыска главарей нацистов и крупных чиновников Третьего рейха. В частности, захваченный президент Союза германских моряков в Берлине Гинцман сообщил, что Гитлер и Геббельс покончили жизнь самоубийством, и что их трупы сожжены. Вечером того же дня командующий войсками 1-го Белорусского фронта маршал Георгий Жуков и член Военного совета фронта генерал-лейтенант Константин Телегин доложили в Москву Сталину результаты тех разыскных мероприятий военных контрразведчиков.

Большим успехом стал захват архива абвера — германской военной разведки. Здесь особо отличились сотрудники отдела Смерш 47-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта.

На окраине Берлина в районе Целендорф располагалось одно из центральных учреждений абвера, замаскированное под сельскохозяйственный институт. И для захвата личного состава и документов этого центра было решено осуществить десантную операцию, чтобы исключить возможность эвакуации абверовцев на запад Германии.

Для проведения операции командующий 8-й гвардейской армией Василий Чуйков выделил танковую роту и мотострелковый батальон, а непосредственно для руководства операцией была создана специальная опергруппа из числа сотрудников Смерша.

При огневой поддержке частей нашей армии десантники прорвали немецкую линию обороны и, преодолев свыше десятка километров, с ходу взяли сельскохозяйственный институт. Причем сделали практически без сопротивления — там была только охрана, для которой появление десанта стало полной неожиданностью. А сотрудники абверовского центра вообще спали в ожидании эвакуации. Тогда в плен было взято свыше сотни абверовцев, причем среди них были и русские.

Но в течение дня десанту пришлось отбивать яростные атаки немцев, которые пытались освободить разведцентр. Так получилось, что 47-я дивизия не смогла сразу прорваться к десантникам. А гитлеровцы открыли по территории абверовского центра артиллерийский и минометный огонь, чтобы уничтожить грузовики с документами. И целые сутки круговую оборону держали все — бойцы и командиры, мотострелки, танкисты, и вместе с ними оперативники Смерша. Все они героически отбили атаки немцев. На следующее утро наши войска прорвались и разблокировали десант. В результате добытые чрезвычайно ценные документы удалось сохранить.

А в целом в ходе Берлинской операции было захвачено большое число документов, которые были использованы на Нюрнбергском процессе над главарями нацистов.

В уникальной объединенной базе данных Министерства обороны России “Память народа” можно найти большое количество наградных листов на сотрудников Смерша, которые участвовали в тех или иных операциях. Эти наградные листы утверждались военными советами армий и фронтов. И это говорит о том, что армейское командование очень высоко оценивало вклад сотрудников и руководителей военной контрразведки в победы Красной армии.

Благодаря кропотливой работе военной контрразведки было вскрыто и устранено несчётное количество недостатков, о чём свидетельствует множество спецсообщений контрразведки военному руководству — от командиров дивизий до военных советов армий, находящиеся в архивах. Возможно, в перспективе они будут рассекречены, и тогда можно будет примерно представить, какое множество жизней солдат и офицеров удалось сохранить.

Источники:
https://ria.ru/20200419/1570256535.html
https://ria.ru/20200419/1570239610.html